Адмиралу П.С. Нахимову посвящается...
Старые сказки СИНОПА
ПО МОРЯМ, ПО ВОЛНАМ
Юрий КИРПИЧЁВ
Юрий КИРПИЧЁВ

СТАРЫЕ СКАЗКИ СИНОПА

Синопская победа - одна из трех великих побед русского флота по мнению официозных русских историков. В память о них матросы на гюйсах (отложных голубых воротниках) носят три белые полоски. А еще она прекрасный образец того, как пишется патриотическая русская история - требуется снять много слоев легенд, мифов и откровенной лжи, чтобы добраться до истины.


Сказка о турецком десанте

Один из мифов - победа сорвала десант на Кавказ! Мол, разведка доложила об эскадре, которая везла войска и припасы для большой десантной операции в районе Сухум-Кале. Но сам Нахимов в рапорте от 11 ноября (по ст. ст.) писал: "Обозревши сего числа в самом близком расстоянии порт Синоп, я нашел там… семь фрегатов, два корвета, один шлюп и два больших парохода, стоящих на рейде под прикрытием береговых батарей. Предполагая, что есть какая-нибудь цель у неприятеля, чтобы собрать такой отряд военных судов, я положительно останусь здесь в крейсерстве, и буду их блокировать до прибытия ко мне двух кораблей…"

То есть, лишь предположения - при горячем желании напасть самому и повторить Наварин. На самом деле эскадра Осман паши вышла в патрульно-тренировочное плавание (экипажи были новые и неопытные) и в середине ноября из-за шторма (на палубах лежал слой льда в несколько дюймов) укрылась в Синопе. Моряки знают, что с ноября парусники в Черном море плавать избегают, тем более с такими командами, и уж тем более с десантами.

Пишут и о том, что гипотетический десант погиб в бою на борту турецких фрегатов и корветов. Но какой командир будет держать тысячи тихо звереющих солдат на судах, заблокированных в гавани штормами и противником? Да и количество погибших и уцелевших турок не подтверждает этой версии, оно совпадает с численностью экипажей кораблей и на десант ничего не остается.

 

Сказка о блокаде

Второй миф - блокада. Мол, Нахимов с тремя линейными кораблями смело запер превосходящие силы турок. Гм. Будь у тех желание драться, они могли бы прорваться с боем - сил достаточно, да и своя гавань рядом, есть куда бежать в случае чего. А вот куда деваться кораблям Нахимова в случае серьезных боевых повреждений - в штормовом зимнем море, далеко от базы?!

Но турки могли уйти и без боя. Из шханечных журналов русских кораблей видно, что ночи они, невзирая на бурное море, проводили в 10-12 милях к востоку и северо-востоку от Синопского полуострова - то есть путь на юг, к Герзе туркам был открыт. Почему "блокировали" так робко? Опасаясь англо-французского флота, уже стоявшего в Босфоре! Как бы самим не оказаться в Синопской ловушке…

 

Сказка о береговых батареях

Кораблям трудно сражаться против береговых батарей и оттого доблесть Нахимова сияет особенно ярко! Их у турок было шесть, и особо патриотичные русские историки доводят число орудий на них до 48! Но батареи №№ 1 и 2 в бою вообще не участвовали - они просто не успели открыть огонь по идущим мимо русским кораблям. В шканечном журнале корабля "Три святителя" записано: "Проходя… батареи, означенные номерами 1, 2, 3, 4, на них не было видно ни малейшего движения, но бежавшие из деревни Ада-Киой турки спешили, вероятно, занять свои места: однако же эскадра наша успела пройти мимо батарей..."

Согласно корниловскому флаг-офицеру (А. Жандр "Материалы для истории обороны Севастополя". С.П-б, 1859), в бою участвовало 24 орудия береговых батарей.

Утверждают также, что на батареях стояли мощные английские пушки (ссылаясь на показания пленных и некоего французского мичмана). У Жандра - три 68-фунтовки и двадцать одна 18-ф. Но турецкие историки пишут о разномастных старых пушках калибром от 14 до 19 ф., три из которых были еще древними генуэзскими. Защищали их земляные брустверы и обслуживались они даже не армией, а ополчением. О плохом состоянии батарей неоднократно докладывали в Стамбул, какие уж тут 68-фунтовки! Это русские корабли садили друг в друга из них. Так, у "Трех святителей" в начале боя перебило шпринг, ветром его развернуло, но он продолжал стрелять и влепил несколько ядер в "Париж", да и "Ростиславу" Новосильцев сигнал поднимал, чтобы перестал палить по своим. Неудивительно, что батареи №3,4 были срыты русским огнем уже через полчаса боя и лишь №5, №6 сражались до конца (впрочем, насчет №5 есть сомнения…)

Сопутствующая сказка - о каленых ядрах, столь страшных для деревянных кораблей - былью не стала. Турки не ждали нападения, ядрокалильные печи растопили поздно и редкие каленые ядра стали летать лишь к концу боя, особых повреждений не причинив.

 

Сказка о мудром приказе

Итак, 16/28-го ноября к Нахимову подошли три 120-пушечных корабля - и 18/30-го он начал атаку. На самом деле Меншиков слал больше, но сквозь шторм пробились лишь трехдечные гиганты Новосильского. Боевой приказ Нахимова, воспеваемый историками флота, сводился, в сущности, к тому, чтобы подойти к противнику на максимально близкую по допустимым глубинам дистанцию, стать на якорь и палить изо всех сил. "Какой там маневр! Вздор-с!" - говорил Павел Степанович о действиях Нельсона у Трафальгара.

Увы, даже столь несложный маневр был выполнен плохо. Флагманский корабль Нахимова "Императрица Мария" стал на якорь, не дойдя до центра бухты, из-за чего "Чесма", концевой корабль правой колонны, не мог действовать против турецких судов и бой для него свелся к борьбе с батареями №№ 3 и 4. К тому же на якорь они с "Вел. кн. Константином" стали так неудачно, что мешали друг другу стрелять и пришлось им под огнем противника перетягиваться. Никакого руководства боем не предусматривалось, да оно и не было возможно, поскольку огнем турок вскоре были перебиты сигнальные фалы. Впрочем, сигналов никто и не увидел бы за клубами дыма, окутавшими корабли с первых же выстрелов.

Сказка о мощи турок

Турецкая эскадра стояла на якоре не ожидая нападения, в полутора-двух кабельтовых от стен города и перекрывая сектора обстрела своих береговых батарей. Очевидно, Осман паша рассчитывал на гарантии, данные союзниками. Присутствие их флота в Босфоре исключало, по его мнению, возможность русского нападения.

В 12:30 бой начали шесть русских линейных кораблей и два фрегата, а к дум часам из-за восточного мыса показались три парохода Корнилова - итого 11 кораблей. Им противостояли семь турецких фрегатов, три корвета и два парохода (на одном из которых, "Эрегли", стояло всего четыре пушки) - итого 12 кораблей, как и писал Нахимов. Но у русских патриотов это число все растет и порой доходит до16! Сказка продолжается.

В бою на якоре все зависит от артиллерии. По данным Жандра, у 312 русских орудий одного борта (не считая фрегатов) залп весил 344 пуда. У 262 турецких орудий, включая "мощные" береговые батареи, залп весил всего 165 пудов (на самом деле меньше, мы уже писали, что никаких 68-ф. орудий у турок не было). В сущности, этим все сказано. Более чем двукратный перевес в мощи огня! А затем он стал еще больше - к 14:00 фрегаты вернулись из погони за "Таифом", стали на якорь и вступили в бой.

Об уровне подготовки команд я и не говорю! Что-что, а быстро стрелять на ЧФ умели! Нахимов и Корнилов, питомцы свирепого Лазарева, в юности прошедшего английскую морскую школу, сами вышколили, "отполировали" своих комендоров, ежедневными многочасовыми тренировками довели их действия до автоматизма и едва ли не циркового совершенства. Из тяжелых бомбических пушек, например, на ЧФ стреляли в два-три раза быстрее, чем балтийцы. Куда уж там турецким новобранцам и милиции.

 

Басня о Слейде

Еще одна и самая, пожалуй, популярная и лживая сказка Синопа - это миф о "Таифе" и его английском командире Адольфусе Слейде. Бежал, мол, трусливо с поля боя! Но эту сказку мы разбирали в статье "Турецкий "Варяг" ("Кругозор" №3 2010) и показали, что главному советнику турецкого флота Слейду, который к тому времени стал командиром линейных сил, стоявших в Стамбуле, совершенно нечего было делать на "Таифе" в Синопе. И совершенно напрасно русские историки полтора века поливали его грязью и врали про бегство "Таифа".

Разумеется, бежать "Таифу", стоявшему в центре бухты у берега, было некуда, география не позволяла. Он мог идти только вперед, на врага, а это прорыв! Иначе можно договориться до того, что, мол, "Варяг" пытался трусливо бежать из Чемульпо. И "Таиф" прорвался, причем трижды: сначала мимо русских линкоров, ведущих убийственный огонь, затем с боем - через стерегущие его фрегаты, а затем и сквозь подошедшие пароходы Корнилова. Думаю, он прорвется и в четвертый раз - сквозь русское вранье. Сдвиги имеются, после публикации моих текстов о нем Википедия убрала Слейда с капитанского мостика, глядишь - и бегство на прорыв заменит!

 

Сказочная скорострельность

Русская эскадра сделала 16873 выстрела и выпустила за короткое время 18055 снарядов. Правая колонна произвела 6133 выстрела фактически за час, и после половины второго огонь ею велся редкий. На счету 42 пушек правого борта флагмана - 2128 выстрелов. Если за первый час боя сделано 2000 выстрелов, то это дает 1 минуту 16 секунд на выстрел из одного орудия. Это невероятная, сказочная скорострельность! Даже для ЧФ…

Цифра поразительная, учитывая, что скорострельность бомбических орудий ЧФ на учениях доходила до выстрела в 2 мин. (при стрельбе ядрами), 36-ф. орудия могли давать выстрел в 1,5 мин., а 24-ф. еще быстрее. Из донесения Корнилова Меншикову от 15 августа 1853 г.: "…пробовалась быстрота пальбы из 68 фунтовых орудий, коими вооружен нижний дек корабля "Двенадцать Апостолов", и оказалось, что два орудия, избранные на удачу, выпалили менее чем в 3 минуты - 6 ядер…". Тут надо учесть, что корабль был образцовым, а пушки в походе всегда заряжены.

И еще фантастичнее данные по калибрам. За час четыре бомбических орудия одного борта "Марии" сделали 176 выстрелов - это 1 выстрел на орудие за 1 мин. 22 сек. Куда выше рекорда! А ведь требовалось не только корректировать прицел поворотом орудия, но и переносить огонь с цели на цель, для чего перетягивали корабль на шпринге, а это дело не одной минуты. Главная ударная сила корабля, двадцать восемь 36-фунтовок сделали 1333 выстрела - это выстрел в 1 мин. 16 сек. 24-фунтовки давали 1 выстрел в 58 сек. Невероятно! Даже если считать, что огонь велся несколько дольше.

На "Вел. Кн. Константине" 14 бомбических орудий сделали 457 выстрелов, или 1 выстрел за 1 мин. 50 секунд на орудие за час боя. У 36-фунтовок - 1 выстрел в 1 мин. 25 сек. Каждая из 24-ф. пушко-карронад на шканцах и баке делала выстрел в полторы минуты. И только "Чесма" отстала - стреляла на полчаса дольше, а выстрелов сделала меньше, всего лишь 1539. Она неудачно стала на якорь, "Константин" перекрывал ей обстрел, пришлось тратить время на перенос якоря.

В левой колонне, сражавшейся до четырех часов дня, наибольшая боевая нагрузка выпала на "Париж". Однако безусловный артиллерийский лидер - "Ростислав". Он сделал 3960 выстрелов и выпустил 4962 снаряда! Цифры скорострельности составили соответственно выстрел в 2 мин. 6 сек. для 68- и 36-фунтовок, и 2 мин. 35 сек. для 24-фуновых орудий. Три с половиной часа пальбы в высочайшем темпе! На самом деле результат еще лучше, учитывая развороты корабля и то, что в отличие от остальных кораблей эскадры, "Ростислав" произвел тысячу выстрелов двойным снарядом - при такой стрельбе увеличивается и время заряжания. Потрясающие цифры! Но как относиться к ним? Думайте сами.

Может быть, бой все же длился дольше? Нет. "Русский Инвалид" № 261-262 от 1 декабря 1853 г. пишет: "В два часа огонь с неприятельских судов почти прекратился… Турецкая часть города горела в двух местах; в начале 3-го часа, по сигналу адмирала, велено было прекратить бой, и в то же время был послан офицер парламентёром в город, объявить местному Турецкому начальству, что если с батарей или с берега будет сделан хотя бы один выстрел, то адмирал разрушит и выжжет город до основания. Офицер сей, пробыв около часа на берегу, не мог отыскать не только местных начальников, но никого из Турок: они разбежались по близлежащим деревням".

Тут вклинивается еще одна мрачная русская сказка: выходит, бой уже закончился, все враги бежали, и не нашлось никого, кому можно было вручить ультиматум. Почему же тогда "подавляли" батарею №5, расположенную в центре турецкой части города, до четырех часов пополудни? Жгли город, как и пообещал Нахимов? Видимо, так оно и было. Причем жгли со знанием дела, греческие кварталы уцелели…

 

Сказка о бомбических орудиях

Гордо пишут о том, что исход боя был решен новейшими бомбическими орудиями - крупнокалиберными пушками, способными стрелять не только сплошными ядрами, но и начиненными порохом с горючей смесью - бомбами. Они проламывали борт вражеского корабля и взрывались внутри, прошивая все осколками и взрывая приготовленные зарядные картузы, а порой и крюйт-камеру. Это, однако, также один из мифов Синопа.

Бомбическими орудиями "Вел. кн. Константин" уничтожил фрегат "Навек-Бахри", а "Париж" - корвет "Гюли-Сефид". Ими же, вероятно, "Императрица Мария" зажгла "Фазли-Аллах", а "Париж", "Ростислав" и "Трех святителей" сожгли "Низамие". Вклад солидный, учитывая малую долю (11%) этих орудий от общего числа. Их было по 40 в каждой колонне: 76 68-фунтовых плюс четыре пудовых единорога. Но есть одно но. Бомбическими пушками - это еще не значит бомбами. Первое, что бросается в глаза при взгляде на жандровскую таблицу выстрелов и расхода боеприпасов - это поразительно малый расход бомб, всего лишь 167 из 18000 выпущенных эскадрой снарядов.

На "Марии" 4 орудия (из восьми наличных, бой вел один борт) выпустили всего 5 бомб - и 151 ядро; "Вел. кн. Константин", 14 пушек - 30 бомб и 407 ядер; "Чесма", 2 пушки - 18 бомб, 65 ядер; "Париж", 14 пушек - 70 бомб и 651 ядро; "Три святителя", 2 пудовых единорога - 28 бомб и 102 ядра; "Ростислав", 4 пушки - 16 бомб, 262 ядра. Более 80% выстрелов бомбические орудия сделали ядрами! Причем правая колонна Нахимова бросила 53 бомбы - и управилась с противником за час боя, к половине второго, а левая, бросившая 114 бомб, возилась до 16 часов - выходит, бомбы только мешали?

Выходит так. Во-первых, стрелять ими сложнее. Неснаряженные (без трубок-взрывателей) бомбы надо хранить отдельно, трубки (трех размеров в зависимости от дальности стрельбы) отдельно, перед выстрелом надо ввернуть трубку в бомбу, а ту вставить в ствол в определенном положении. В результате скорострельность падает, чудес черноморского артиллерийского балета высоким и высочайшим посетителям не покажешь, поэтому большого внимания тренировкам с ними не уделяли. Во-вторых, бомба куда дороже, чем ядро. В-третьих, стрельба ими требует своей тактики и дистанций, точного прицела, а в Синопе шла слепая батальная пальба на максимуме скорострельности. В-четвертых, судя по приказам и инструкциям Корнилова до и после Синопа, качество бомб и трубок было невысоким, трубки плохо ввинчивались, не шли по резьбе, реальное время горения не соответствовало указанному на рисках - и приходилось самим пересверливать и перезаряжать трубки и т.д. В конце концов, бомб было просто мало - по октябрьской 1853 г. инструкции Корнилова их полагалось иметь по 5 снаряженных на орудие, то есть 140 штук из общего числа 520 снарядов для трехдечного корабля, несущего 28 таких орудий. Хранить их приходилось в ящиках, в итоге они занимали много места в бомбовых погребах. В общем, высокие технологии давались с трудом - и Синопский бой решило старое доброе ядро!

 

Печальная быль

В №6 "Морского сборника" (1905) А. Кротков весьма убедительно показал плохую организацию русской стрельбы. Страшный батальный огонь привел к неожиданному итогу - затягиванию боя. Правая колонна сделала 6133 выстрела и управилась за час, левая, сделав их 9835 (плюс 743 с фрегатов), возилась три с половиной часа. От прицельной, но медленной стрельбы бомбами, которые зато быстро взрывали суда противника, отказались в пользу беглого, едва ли не лихорадочного огня буквально всем, что подвернется под руку, вплоть до пустых бомб, эффект от применения которых был невелик. Как и от картечи. Причем левая колонна, стоявшая дальше от противника, особенно злоупотребляла ею, бесполезной на такой дистанции и вообще предназначенной для поражения живой силы на палубе.

"Париж" сделал ею 23% выстрелов! Подходящей целью мог быть лишь дрейфовавший мимо "Ауни-Аллах", но, раз уж он дрейфовал, значит, никто не полез на мачты ставить паруса - и некого было бить картечью. А скопиться на палубе под уничтожающим русским огнем турки не могли даже с целью прыгнуть в зимнее море - кроме опытного экипажа египетского "Дамиада" на остальных судах сражались новобранцы, набранные в горной Анатолии и не умевшие плавать. Так что залпы картечью лишь выбивали щепки из корпуса фрегата. Затем эту эстафету подхватили "Три святителя" (19% картечных выстрелов) и несравненный "Ростислав" - более двадцати полных бортовых залпов картечью! В итоге "Ауни-Аллах" остался на плаву и был сожжен лишь на следующий день.

Быстрее всех - и хуже всех - стрелял "Ростислав". Он лепил ядро за ядром в свой же "Париж", упустил "Таиф" - и даже потерял несколько пушек, взорвавшихся от стрельбы двойными снарядами! Хотя стрельба ими действенна лишь на дистанции до 300 м, турецкие же корабли стояли дальше. Особенно поражает факт, что картечи на нем было израсходовано больше, чем полагалось иметь по корниловскому циркуляру от 14 мая 1853 г.! Кротков употребляет характерный для того времени термин "экономическая картечь", но где и когда ее могли сэкономить?! Впрочем, в своих выводах он специально отмечает, что "инструкционная часть на эскадре слабо развита". Иными словами, инструкции не исполнялись, не говоря уже о качестве самих инструкций, плохо переведенных с английского. Корнилову самому приходилось заниматься переводами!

Огонь одного корабля отличался от другого и по темпу и по выбору снарядов, что говорит об отсутствии единообразия в подготовке артиллеристов. Расчеты свое дело знали прекрасно, сказалась многолетняя интенсивная "полировка", а вот с управлением огнем было хуже. В 1852 г. Корнилов добился перевода старых кораблей "Силистрия" и "Султан Махмуд" в артиллерийские именно с этой целью, чтобы готовить канониров сразу всей дивизии кораблей, но проводились ли на них дивизионные учения неизвестно, тем более что через год Корнилов же отправил "Султана" на разборку…

Артиллерийские офицеры - мало того, что их было мало, и главным лицом у орудий был унтер, первый номер расчета - считались второсортным элементом на корабле, "париями флота", как и штурмана. Их вес был невелик. Все решал командир. Можно приводить пример за примером из анализа Кроткова, из анализа корниловских инструкций, из анализа фантастической скорострельности, и в итоге напрашивается закономерный вывод, что внешний блеск Черноморского флота скрывал весьма скромное содержание. Возможно, это понял и Нахимов, во всяком случае, все отмечали, что после Синопа он впал в черную меланхолию и противился активным действиям флота, зато с готовностью топил свои корабли. Собственно говоря, кроме Корнилова никто больше и не рвался в бой.

Судя по скорости выхода из строя турецких судов, русские стреляли метко. За год до Синопа корабли ЧФ проводили учебные стрельбы по щиту размером 2х3 сажени, стоявшем на валу длиной 15 сажен и высотой 5. Лучший результат показал, разумеется, "Двенадцать Апостолов": из 124 выстрелов, сделанных при легкой качке, с расстояния в 350 сажен, в яблочко попало шесть снарядов, в щит 82 и в вал 24! У "Ростислава" похуже, из 84 выстрелов с 400 сажен - 2 попадания в яблочко, 22 в щит и 20 в вал, но он стрелял при сильной диагональной качке. Отличные результаты!

И все же есть вопросы. Если бы из 18 тысяч русских снарядов в турецкие фрегаты, корветы и батареи попала хотя бы половина (а с двух кабельтов меньше и не должно быть), то есть по 500-600 на каждый, то от них остались бы лишь щепки! Однако большую часть судов противника сожгли на следующий день корниловские пароходы. При использовании дымного пороха, да еще и при пальбе с якоря уже после первых залпов корабли заволакивало клубами дыма и дальше огонь вели по меткам на клине орудия и на палубе - фактически вслепую. И вряд ли при голосовой связи могли помочь артиллерийские наблюдатели, которых Нахимов послал на мачты. Неясно даже, как велось управление огнем на батарейной палубе - одним единственным офицером. Ведь грохот боя все заглушал.

Поэтому офицеры корниловских пароходов, огибавших Синоп с севера, видели, как море кипело от русских ядер, перелетавших через перешеек, на котором стояла турецкая часть города. Понятно, что Синоп сгорел дотла. Нахимов обвиняет турок, якобы поджегших свои выбросившиеся на берег фрегаты, взрывами которых пламя перекинуло на дома, но зачем бы им это было нужно?

В. Тарле в книге о Нахимове цитирует корниловского офицера: "Большая часть города горела, древние зубчатые стены с башнями эпохи средних веков выделялись резко на фоне моря пламени. Большинство турецких фрегатов еще горело, и когда пламя доходило до заряженных орудий, происходили сами собой выстрелы, и ядра перелетали над нами, что было очень неприятно. Мы видели, как фрегаты один за другим взлетели на воздух. Ужасно было видеть, как находившиеся на них люди бегали, метались на горевших палубах, не решаясь, вероятно, кинуться в воду. Некоторые, было видно, сидели неподвижно и ожидали смерти с покорностью фатализма. …Весь рейд и наши корабли до того ярко были освещены пожаром, что наши матросы работали над починкой судов, не нуждаясь в фонарях".

То есть фрегаты еще не взорвались и не разнесли пламя, а город уже горел! А вот что пишет турецкий историк Кандан Бадем в своей недавней диссертации: "Корнилов опоздал. Нахимов уже сокрушил эскадру, исключая "Таиф". Тем не менее, он не прекратил огонь даже после того, как все корабли были сожжены. Мусульманские кварталы города были преданы огню, и после бегства мусульманского населения некому было гасить пожары. За свое поведение, за удар по гражданским целям Нахимов позднее был подвергнут критике, но он оправдывался тем, что к этому привело расположение турецкого флота".

Да, оно было неудачным, но часть турецких судов стояла и у греческой части города - та однако не пострадала и греки просились на русские корабли, опасаясь вполне предсказуемой мести турок. Нахимов отказал. Конечно, времена были суровые, но все же неприятно представлять, как эскадра победителей провела на рейде Синопа ночь, следующий день и еще ночь - надо было подлатать многочисленные повреждения перед переходом через бурное зимнее море - в окружении разбитых остовов кораблей, пылающих кварталов и тысяч трупов в воде. На берегу лежали сотни раненных. Им оказали помощь лишь врачи с пароходофрегатов "Ретрибьюшн" и "Могадор", прибывших (вместе со Слейдом) через пару дней после ухода русских…


Сага о славной победе

Светлейший князь Меншиков, пославший Нахимову корабли и приказ атаковать, был главным виновником срыва весенних переговоров с Портой. Он вел себя в Стамбуле столь агрессивно и даже хамски, что послам Британии и Франции не требовалось прилагать больших усилий - Россия сама лезла в ловушку! И сейчас, в конце октября 1853 г., когда уже стало ясно, что его сюзерен крупно ошибся, он гнул ту же линию.

Знал ли Нахимов на что идет? Знал. Он дрался с турками еще в Наваринском сражении и в победе был уверен. Но понимал ли он, к чему приведет его нападение на турецкий порт после недвусмысленных предупреждений ведущих европейских держав? Ведь в Босфор уже вошел их мощный флот! Видимо, нет. И Корнилов не понимал. Что странно для адмиралов, которые, командуя эскадрами и флотами, инструментами стратегическими, должны быть стратегами, не только военными, но и политиками.

Прав Олег Воробьев, капитан первого ранга и автор "Кругозора": "В конечном итоге, думать и просчитывать должен был Меншиков, а помогать Корнилов. А Нахимов - палубный офицер, "боцман", у которого появилась возможность в одночасье оправдаться перед своей совестью и Богом за десятки лет муштры подчиненных, бесконечных учебных походов, боевых тренировок, за тонны пота матросов, килограммы выбитых зубов на палубах кораблей, десятки запоротых, искалеченных на парусных и артиллерийских учениях. Вот, наконец, противник, враг Веры! Вот его база, его флот, батареи, вот для чего ЧФ десятки лет "полировался"! Он не мог не напасть!!! И при этом начальство отлично знало все нюансы его замысла, но прикрывшись общими распоряжениями, зная наперед, что невозможно сохранить город, молчаливо согласилось с планом Нахимова, не запретило нападения и в знак одобрения прислало три линейных корабля!"

"Победа славная, выше Чесмы!" писал Корнилов о Синопе, но славная ли она? Что дал Синоп России? Какие моральные, тактические, оперативные и стратегические выгоды принес ей? Уничтожили треть турецкого флота? А было ли это важно и нужно? Зато сильно пострадавшие в бою русские корабли ремонтировались вплоть до февраля 1854 г. Сорвали гипотетическую десантную операцию? Но в ответ уже через месяц англо-французский флот вошел в Черное море и первое, что сделал - провел турецкие транспорты с десантом и боеприпасами на Кавказ. А "Ретрибьюшн" пришел в Севастополь и передал письмо, в котором русскому флоту фактически предписывалось не выходить в море. И, не считая отдельных кораблей и недалеких выходов эскадр (затем и эта вялая активность прекратилась), тот выполнил предписание…

Похоже, что Синоп сыграл роль мышеловки, есть и такая версия. Турецкая эскадра послужила приманкой - и когда Нахимов клюнул на нее, у европейской коалиции появился повод к войне. Можно, конечно, рассуждать, что не будь Синопа, нашелся бы иной повод, однако Синоп был.

С военно-технической стороны он, как мы уже выяснили, вызывает много вопросов и демонстрирует неважную подготовку русских моряков к войне. Не техники, на отсталость которой привычно сетуют, а именно моряков, особенно офицерского состава. И где - на блестящем ЧФ, муштра на котором вошла в легенды!

Синоп спровоцировал вступление в войну против России сильнейших мировых держав, но, как писала английская пресса: "Петербург погрузился в экстатический восторг! Иллюминации, балы, фестивали, застолья следовали одно за другим много дней, Синопское сражение даже разыгрывалось на театре". Казалось бы, нормальной реакцией должно было стать чувство тревоги, опасения - ведь ясно, что впереди большая война, кровь, потеря близких, слезы. Но - ликовали! Нахимов поздравлял экипажи с войной!

И никто не думал, что не пройдет и года, как пожар Синопа аукнется бомбардировками Севастополя. Что придется своими руками топить корабли. Причем не с целью обеспечить орудиями сухопутную оборону, как нас привычно уверяют, а из-за элементарной паники. Корнилов тогда Нахимова чуть под трибунал не отдал за излишнее усердие в затоплениях! Вот выписка за 11 сентября 1854 г. из шканечного журнала "Трех Святителей": "9 часов. Ветер тихий, ясно. В начале часа по приказанию контр-адмирала Вукотича пароход "Громоносец" сделал по кораблю 27 выстрелов. …В 1 час дня корабль "Три Святителя" пошел ко дну с орудиями, рангоутом, порохом и морскою провизиею".

С орудиями и порохом! И если снимать пушки с кораблей не было никакой нужды - британский полковник Брюс Хамлей в своих воспоминаниях пишет, что севастопольский арсенал был забит ими, то порох… в момент сдачи города его оставалось всего на три дня пальбы.

P.S. И пара цитат на прощание:

"Не подлежит сомнению, что Павел Степанович пережить падения Севастополя не желал. Оставшись один из числа сподвижников прежних доблестей флота, он искал смерти и в последнее время стал более чем когда-либо выставлять себя на вышках бастионов, привлекая внимание французских и английских стрелков многочисленной своей свитой и блеском эполет..."

Генерал князь В.И.Васильчиков.

"Если кто-либо из моряков, утомленный тревожной жизнью на бастионах, заболев или выбившись из сил, просился хоть на время на отдых, Нахимов осыпал его упреками: "Как-с? Вы хотите уйти с вашего поста? Вы должны умереть здесь, вы часовой, вам смены нет и не будет! Мы все здесь умрем! Помните, что вы черноморский моряк и что вы защищаете родной ваш город! Мы неприятелю отдадим одни наши трупы и развалины, нам отсюда уходить нельзя!"

Генерал-лейтенант М.Богданович.

 

Не знаю, как Вам, а мне адмирал Нахимов мало импонирует.

 

Источник: http://www.krugozormagazine.com/show/Sinop.788.html

Написал - ab

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Реклама на сайте
Фото
Нахимов, памятник в Севастополе
Интересное
• Раритетные фотографии площади и проспекта Нахимова в Севастополе
Фотографии площади и проспекта Нахимова в Севастополе.
• Нахимовы. Две улицы — два полюса.
Интересную статью нашел на просторах Интернета и связана она с улицами, одноименных с тематикой нашего сайта. Это улицы названы в честь Нахимова Павла Степановича. Цитирую с указанием на источник.
• Минобороны РФ выделит деньги на реставрацию собора в Севастополе, где похоронен Нахимов

Адмирал Нахимов

Министерство обороны РФ выделит финансовые средства на реставрацию Владимирского собора в Севастополе, в котором захоронены великие русские адмиралы, в том числе и Павел Нахимов, заявил во вторник глава Минобороны России Анатолий Сердюков во время визита в Севастополь.
• Памятник генералу Остен-Сакену
На Приморском бульваре был памятник генералу Остен-Сакену Дмитрию Ерофеевичу, начальнику гарнизона Севастополя во время Первой обороны. В советские времена снесен как памятник царскому генералу. 
• Малахов курган

Малахов курган

Есть на земле места, где история тесно сплела века и события. Одно из таких мест - Малахов курган в Севастополе, известность которого шагнула далеко за пределы бывшего Союза.
• Репортаж о памятнике Нахимову

Адмирал П.С. Нахимов

О народном адмирале глазами Севастопольских журналистов независимого телевидения. Короткий репортаж о памятнике героя в продолжении новости.
• Памятник Нахимову

Адмирал П.С. Нахимов

Из мира новостей. События, связанные с тем, упал один из элементов памятника Нахимову навело на новые мысли корреспондентов местного телевидения. Короткий репортаж от независимого телевидения Севастополя.

• Вандалы повредили памятник Нахимову в центре Севастополя (ФОТО)
Вандалы в очередной раз повредили памятник Нахимову в центре Севастополя (ФОТО) Севастополь, Октябрь 28 (Новый Регион, Михаил Рябов) – Вандалы поломали и повалили на землю якорь – один из элементов памятника Нахимову, который стоит на центральной площади города.
• Фото площади Нахимова с самолета

Фото площади Нахимова с самолета

Интеесную фотографию нашел в интернете площади Нахимова. Видно, что снимали с самолета (кукурузника) и время сьемки можно датировать началом прошлого века. Многих, привычных сооружений мы на фото не видим. Нет памятника затопленным кораблям (он был был установлен в 1905 году к пятидесятилетию первой обороны Севастополя), нет лестницы к памятнику Казарскому, первому памятнику в Севастополе и многого другого.
• Площадь Нахимова

Павел Степанович Нахимов

Нахимов Павел Степанович (1802–1855), российский флотоводец, адмирал, герой Севастопольской обороны, с именем которого связана героическая борьба русских солдат и матросов против турецких и англо-французских интервентов. Н.П. Нахимов был одним из любимых учеников и последователей адмирала М.П. Лазарева. 28 июня (10 июля) 1855 был смертельно ранен пулей в висок на Корниловском бастионе Малахова кургана. Похоронен во Владимирском соборе - усыпальнице русских адмиралов рядом с великими людьми.

Популярное
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Из мира новостей
Фото & Видео
Вечная память